Строительный Комплекс Азиатско - Тихоокеанского региона

Сегодня:

Образовательный перекос


Градация на высшее, среднее и начальное профобразование таит в себе сильный перекос во всей образовательной системе. Такую парадоксальную мысль высказал мне директор Хабаровского строительного техникума Игорь Емельянов. Вот уже более 25 лет он прививает навыки рабочих специальностей молодым людям. Перехватив мой удивленный взгляд, Игорь Николаевич взял со стола газету: «Вот смотрите, в министерстве образования прошло очередное заседание. Сильные мира сего, как мантру, повторяют три формулировки: высшее, среднее, начальное образование. При этом мало кто задумывается о смысле этих слов».

Директор глубоко вздохнул и опустился на стул. «Во всем мире уже давно отказались от этой терминологии. К примеру, в цивилизованном западном обществе всякое образование делится на доуниверситетское и университетское обучение. Заметьте, ключевое слово – учеба. То есть, если человек после школы решил научиться столярному делу, к нему не приклеивают ярлык: получает начальное профессиональное образование в ПТУ. Он просто получает специальность, навык. Вроде как проходит водительские курсы, только в более прикладном варианте. - Мэтр встал и прошелся по кабинету. Все дело в том, - продолжил он, - что нужно поднимать престиж профессионально-технических учебных заведений. Ведь современная российская ментальность несколько отличается от советской. Раньше подобная иерархия была закономерной. Сегодня выпускник школы старается поступить все равно в какой вуз, лишь бы после написать в резюме: имею высшее образование. Не получилось с университетом? Идет штурмовать техникумы. В ПТУ отправляются только в том случае, если лучше пристроиться не получилось.

Упрекать их за это нельзя. Виной годами устоявшаяся система, общественное мнение и искривленные стереотипы. Обучаться в вузе престижно, а в техникуме и ПТУ нет. Только зачастую обладатели заветных корочек впоследствии торгуют в супермаркетах и магазинах бытовой техники или элитного белья. А ведь были они не двоечниками, а вполне успешными студентами. В качестве сравнения, сегодня найти хорошего краснодеревщика в цех или машиниста, работающего на современной японской строительной технике, гораздо сложнее, чем офис-менеджера в приемную. Я уже не говорю о том, что зарплата краснодеревщика на порядок выше».

Почему так происходит? И для кого мы ежегодно выпускаем мастеров строительного дела? Только ли для того, чтобы у многоуважаемого директора была хорошая заработная плата, а у студентов отсрочка от армии? И почему тема кадрового голода, в первую очередь на рабочие специальности, вот уж на протяжении нескольких лет звучит, словно плач Ярославны, при том, что предприятия мало высказывают свою заинтересованность в молодых специалистах? Сегодня вся работа по трудоустройству выпускников возложена на руководителей образовательных учреждений.

В советское время вопрос трудоустройства молодых специалистов решался просто. Формировался государственный заказ на подготовку кадров. При этом каждая отрасль знала, сколько нужно специалистов, какого уровня и какой квалификации. В зависимости от этого планировалось число мест на необходимые специальности в учебные заведения. Сегодня госзаказ невозможен. Ситуация усугубляется тем, что связь между предприятиями и учебными заведениями оставляет желать лучшего.

«Вот смотрите. В крае есть мощная структура МЧС. Руководство министерства заинтересовано в молодых специалистах. Они не просто трудоустраивают наших выпускников пожарной специальности. Они согласовывают программы обучения, решают вопрос с производственной практикой, совершенствуют учебно-материальную базу техникума. И за выпускников этой специальности моя голова не болит. Хуже обстоят дела с выпускниками строительных специальностей. Руководители компаний говорят о кадровом голове и о нехватке рабочих рук, при этом не многие из них готовы взять к себе на работу наших выпускников. Каждый из них имеет сильную теоретическую базу, но практические навыки нужно прививать. Желающих мало».

Только в Хабаровске свыше полутысячи строительных компаний. Нереально одному человеку вычислить прогноз потребностей на ту или иную специальность, оповестить каждого руководителя о каждом нетрудоустроенном выпускнике. Наверное, было бы гораздо проще, если бы сами управленцы или их кадровые службы заинтересовались: есть ли у Хабаровского строительного техникума на примете грамотные молодые специалисты. Сколько угодно. Предложите достойную оплату труда, хоть какие-то гарантии, и эти ребята с удовольствием пойдут к вам. Но нет. Пока такие случаи единичны.

Прекрасный пример привлечения к работе студентов - это строительство завода «Балтика». Зарубежная компания, руководящая на стройке, помимо своих специалистов взяла на работу около полутысячи студентов. Стимулом служила хорошая зарплата и ценная практика. В результате завод был возведен за летний период.

«Идея ведь лежит на поверхности. Необходим симбиоз учебных заведений, государственных ведомств и коммерческих структур. Правда, практика показывает, что не хватает еще одного звена. Некоего координационного центра, который проводил бы анализ рынка труда. В условиях одного учебного заведения невозможно сделать специального исследования. На это не предусмотрены ни материальные, ни человеческие, ни временные ресурсы. Нужна местная региональная структура, владеющая специальными методиками и возможностями. Только с ее появлением ситуация сможет в корне поменяться».

Ксения Мухаметшина

оставьте свой комментарий

Комментарии (0)

Написать ответ: